Правовая система догнала Пономарева

Спустя 10 лет после скандально известного дела о дизельных генераторах, благодаря которому Константин Пономарев получил от ИКЕА 25 млрд рублей и не заплатил с них налоги, государство смогло арестовать его активы на 36 млрд рублей.

В конце декабря прошлого года Пономарев обратился одновременно к президенту России и к премьер-министру с жалобой на действия следствия. По его мнению, которое приводят РБК и правозащитник Андрей Бабушкин, возбуждение уголовного дела за неуплату налогов в особо крупном размере и арест имущества были незаконными, поскольку основывались на данных специальной декларации, поданной в рамках амнистии капиталов.

Пономарев заявил, что в июле 2015 года, поверив в амнистию, первым в России подал спецдекларацию, предъявив государству активы на 66,5 млрд рублей. Впоследствии силовики якобы использовали данные из документа и наложили обеспечительные меры на имущество стоимостью 36 млрд рублей.

Однако следствие считает, что это было частью плана Пономарева в схеме ухода от уплаты налогов. 

Сегодня Константин Пономарев осужден на 8 лет по статье 306 части 3 УК РФ за заведомо ложный донос. В ходе процесса было установлено, что обвиняемый и его адвокат Максим Загорский инициировали постановку нескольких дел в мировом суде, чтобы добиться нужных решений, которые впоследствии использовали для прекращения уголовного преследования за неуплату налогов в особо крупном размере.

Дела по фискальным преступлениям были возбуждены в апреле 2015 года, а еще раньше ФНС провела выездную проверку, в ходе которой уличила фигуранта в уклонении от уплаты налогов как с доходов физлица, так и с прибыли компании на общую сумму в 8 млрд рублей. Налоговики подали заявление в Следственный комитет, и тот начал преследование подозреваемого по статьям 198 и 199 УК РФ задолго до подачи им декларации. 

Решения мировой судьи Натальи Богуновой устояли недолго — как, впрочем, и сама судья, вынужденная уйти в отставку. После их отмены Следственный комитет в 2017 году вернулся к рассмотрению налоговых преступлений Пономарева.

В обращении осужденного и его адвокатов к главе правительства, которое приводит РБК, вся хронология событий отсутствует, и акцент делается на отсутствие обвинений в момент подачи декларации, которой пытался воспользоваться обвиняемый для ухода от ответственности. Однако в данном случае нарушается главный принцип, заложенный президентом в амнистию капитала, а именно: добровольность и отсутствие преследования за вмененные злоупотребления.

Сергей Петров

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий