Поправки для затравки

Госсовет подготовил ряд инициатив по смягчению законодательства об экономических преступлениях. В частности, по данным РБК, предлагается отменить уголовную ответственность за неисполнение контрактов, если в действиях контрагента не было умысла. Также предложено разработать механизмы замены лишения свободы за экономические преступления на штрафы, кратные вмененному ущербу. Согласно поправкам, могут быть расширены полномочия прокуратуры по отношению к следствию и оперативно-разыскным органам. Рекомендовано ужесточить ответственность для следователей, возбуждающих «необоснованные» уголовные дела по экономическим преступлениям, и судей, назначающих по ним меру пресечения в виде содержания под стражей. Если мнение группы будет учтено, при применении ст. 210 УК (создание организованного преступного сообщества) в отношении предпринимателей следствие должно будет доказать, что организация умышленно создавалась под незаконные цели. Пока наиболее спорным выглядит предложение об отмене уголовной ответственности за невыплату зарплаты.

Андрей Куприков, предприниматель:

«Закон должен отделять неисполнение контрактов в бизнесе по обстоятельствам от откровенного мошенничества, а в выяснение отношений между хозяйствующими субъектами не следует примешивать уголовщину.

Всегда надо уточнять, по каким причинам контрагент не исполнил свои обязательства. Одно дело, когда был конкретный умысел, и совсем другое — когда вмешались какие-то обстоятельства. Если, например, какие-то бандиты организовали предприятие, подписались поставить продукт, получили предоплату и не поставили, „кинули“ людей, по факту — ограбили, то это уголовщина. Но если, к примеру, человек отправил незастрахованный груз, а машина разбилась, груз утерян, человек не может его восполнить из-за отсутствия оборотных средств, то будет несправедливо сажать его в каталажку. Для того, чтобы выяснять отношения между хозяйствующими субъектами, есть арбитраж, третейский суд и т. д.

Необходимость декриминализации экономической деятельности давно назрела. Порой бывает, что люди сидят в тюрьме за незначительные нарушения, которые не влекут каких-то тяжких последствий или ущерба. Борьба за „экономическую чистоту“ превратилась в откровенный рэкет и давление».

Александр Хуруджи, глава Ассоциации защиты бизнеса, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей:

«Собственно, документ, подготовленный по итогам заседания рабочей группы Госсовета, мы пока не видели и можем комментировать то, что пишет пресса. Те формулировки, которые отражены в публикациях, вдохновляют. Речь идет как раз о тех самых острых вопросах, с которыми мы сталкиваемся в своей правозащитной деятельности. Бизнес-омбудсмен Борис Титов в своем ежегодном докладе президенту РФ неоднократно обращал внимание на эти проблемы. Учитывая, что тезисы сейчас озвучиваются от имени Госсовета, политическое влияние которого усиливается, я могу предположить, что предлагаемые изменения будут поддержаны.

Однако должен озвучить ряд „но“. За неправомерные действия следователей и судей и сейчас предусмотрена и дисциплинарная, и уголовная ответственность. Практика показывает, что пока это только буквы на бумаге. Следователь, который возбуждал и вел заказное уголовное дело против меня (а меня суд оправдал, напомню), пошел на повышение. В его же копилке уголовное дело банкира Михаила Колмыкова, который тоже был оправдан судом. И опять не было никаких мер предпринято, даже дисциплинарных. И это при том, что я сам правозащитник, и умею громко и по адресу доносить нужную информацию. Вот какое у нас правоприменение.

Поэтому полагаю, что только законодательных изменений будет мало для того, чтобы ситуация с неправомерным уголовным преследованием предпринимателей изменилась кардинально».

Никита Масленников, советник Института современного развития (ИНСОР):

«Напомню, что помимо предложений Госсовета, совсем недавно, на прошлой неделе, председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев предложил передать „предпринимательские дела“ в ведение судов присяжных. Это, в общем, пока еще дискуссия, но все же шаг в сторону попыток изменить атмосферу, которая в последние годы доминировала в бизнес-климате в стране.

Прошел месяц с начала работы нового правительства, и видно, что есть настрой и какие-то практические шаги к тому, чтобы выстроить новую систему коммуникаций бизнеса и правительства. Это настроение прочитывается даже по скупым публикациям отчетов заседаний правительства. Посмотрим, к чему это приведет.

Премьер Михаил Мишустин лично возглавил комиссию по развитию малого и среднего предпринимательства. Значит, для него это приоритетная вещь. А ведь можно припомнить, что за 2019 год количество этих бизнесов сократилось, и уже второй год подряд мы видим снижение их численности — когда вновь открытых компаний меньше, чем тех, которые закрываются и уходят с рынка.

Мешает огромная инерция государственного управления, и даже за год будет очень трудно что-то изменить, а тем более — в считанные недели. Надо учитывать, что есть много разнонаправленных действий. Идет очевидная актуализация национальных проектов, но при этом как-то в тени остается реализация Национальной предпринимательской инициативы 2.0. На одном из совещаний у президента первый вице-премьер Андрей Белоусов озвучил, что это будет одно из приоритетных направлений, но конкретные идеи все еще остаются за кадром.

Поэтому я — не то чтобы скептично, но с осторожностью жду результатов. Надеюсь они будут, но это не быстрая история. Вот когда появятся сведения о динамике бизнеса и можно будет говорить о тенденции сокращения числа малых и средних предпринимателей, тогда и я скажу, что, что „результаты есть“. Пока в оценках доминирует осторожность».

Василий Колташов, руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества:

«Идет речь о том, чтобы уменьшить давление закона на коммерческий сектор и дать ему возможность работать в более спокойном режиме. Это особенно касается неисполнения контрактов, по которому теперь требований у государства будут меньше.
При неисполнении контрактов ответственность должна быть материальной. Но не „посадка“ и не угроза „посадки“. Тем более, что эта угроза никак не помешала многим подрядчикам и субподрядчикам на разных крупных госпроектах воровать, совершено не оглядываясь на то, что им какие-то сроки могут грозить.

Поэтому материальные взыскания должны выйти на первый план.

Я не в большом восторге по поводу предложений убрать уголовную ответственность за невыплату зарплаты. Это явление — нередкое в регионах, многие работодатели „кидают“ работников, а те не знают, куда жаловаться. И самое главное: экономическая ситуация в 2020 году не будет способствовать, по крайней мере, этому пункту. Но если в перспективе будут уменьшаться отчисления с зарплаты и будет расти доля людей, работающих легально, если не будет таких проблем с невыплатами зарплаты, то — вот тогда, возможно, мера по отмене уголовного наказания за невыплату зарплат и не будет иметь отрицательных последствий.

Однако вопрос „декриминализации“ гораздо более широк. Речь не столько о декриминализации, сколько о том, что криминальным не будет признаваться то или иное деяние в различных сферах экономики. Где-то происходит ведение бизнеса без официальной регистрации, а где-то используются мошеннические или полумошеннические формы работы, или, к примеру, происходит нарушение требований, установленных при строительстве. Где-то, с одной стороны, нельзя отменить требования закона, а, с другой стороны, во многих сферах напрашивается уменьшение государственных требований. Если эти требования будут уменьшаться, то многие деяния перестанут быть криминальными. Сейчас же иногда элементарные вещи могут повлечь за собой судебное разбирательство, а за ним — при неуплате штрафов — и более серьезную ответственность.

Уменьшение уровня бюрократических требований к экономической, хозяйственной деятельности тоже будет декриминализацией. В этот перечень я бы включил и уменьшение налогового давления, хотя вряд ли оно случится. Многие люди сейчас работают без приобретения статуса самозанятых и без уплаты налогов, зарабатывают очень немного, но при этом являются нарушителями закона.

Было бы лучше, если бы закон дал им необлагаемый налогами минимум или какую-нибудь дополнительную программу социального страхования».

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий