Почему взбунтовался Хабаровск

В Хабаровском крае не стихают митинги против преследования губернатора Сергея Фургала, обвиняемого в убийствах 15-летней давности. По разным данным, на акции выходят от 20 до 50 тыс. местных жителей. Протестующие требуют не только отпустить чиновника, но звучит и другая повестка, в том числе крайне оппозиционная.

Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы»:

«В Хабаровском крае и других регионах традиционно не слишком довольны позицией федерального центра. Людей расстраивает то, как телевизионная картинка и доклады полпреда расходятся с реальностью. А ведь тему Дальнего Востока „качали“ долго и много, преподносили его как витрину достижений режима с лучшим бизнес-климатом, передовыми технологиями и территориями опережающего развития. По факту мы имеем депопуляцию, низкое социальное самочувствие, отсутствие уверенности в завтрашнем дне, постоянное сравнение с ситуацией в Китае и Южной Корее — и не в пользу российского Дальнего Востока.

К тому же сильны представления, что федеральный центр выкачивает все ресурсы и ничего не привозит взамен, это обижает население, хотя я и не согласен с таким утверждением. Дальний Восток все-таки дотационный. Но регионы хотят либо расширения своих прав, ведь у них в самом деле есть возможности для развития, либо полного патернализма. Получается же, что ни в городе Богдан, ни в селе Селифан, ни рыба ни мясо — ни то ни се.

Оппозиция попыталась оседлать протесты и войти в них со своими лозунгами, например, против Путина. Однако большинство митингующих вышли, чтобы поддержать Фургала, — и именно за этим. Это попытка достучаться до Москвы и до президента. Надежда умирает последней. Главное, не умереть раньше нее.

Сейчас перед федеральным центром стоит вопрос, как бы не ошибиться с кандидатурой врио, чтобы его избрали убедительно, а не с нарисованными цифрами. Очевидно, если протестные настроения не изменятся, то жители Хабаровского края могут прокатить партию власти и на федеральных выборах 2021 года».

Элла Панеях, кандидат социологических наук:

«Скажем честно, Фургал — никакой не пламенный оппозиционер. Это представитель ЛДПР, который шел на выборы в качестве спойлера, и люди проголосовали за него по принципу „кто угодно, кроме тех, кого навязывает Москва“. Однако со временем он начал вести себя так, как свойственно реальным политикам, зависимым от избирателей. И он многое сделал из того, что не могли столичные назначенцы. Потому люди и вышли защищать Фургала. Их оскорбило, что избранного губернатора снимают с должности иначе, чем через такое же демократическое голосование.

На Дальнем Востоке в целом сильны оппозиционные настроения, но подобные митинги — не местная специфика. Это, вероятно, произошло бы в любом другом российском регионе, если бы гражданам дали возможность свободно выбирать тех, кого они хотят. При этом акции по типу хабаровских еще несколько лет назад нельзя было бы представить. „Единая Россия“ тогда еще не растеряла популярности, политический бренд партии еще не стал настолько токсичным, чтобы побудить людей к протестному голосованию и выходу на улицы».

Екатерина Колесникова, директор экспертно-аналитического центра «Северо-Запад», социальный технолог:

«Любой уличный протест — тревожный звоночек для власти. Акция же такого масштаба, да еще в регионе, где подобного не было никогда, — это просто „удар в колокол“. Операция „Фургалгейт“ вызвала такой резонанс потому, что он действительно был губернатором, избранным от народа, и сохранял высокие рейтинги. Население, которое доверилось ему, не прогадало. А теперь у них снова отняли надежду на благополучное завтра.

Это внешняя оболочка протеста.

Теперь о ядре. Я не верю в то, что эти акции не были изначально постановочными и хорошо организованными командой Фургала, а также, возможно, представителями полпредства Дальневосточного федерального округа. Наш народ просто так на улицу не выведешь. Потому последние уличные протесты — это однозначно технологические акции. Кому они выгодны? Местным элитам, которые при Фургале объединились вокруг ЛДПР и сделали „Единую Россию“ оппозиционной силой.

Я не берусь прогнозировать исход уголовного расследования. Но не думаю, что правоохранители, возбудившие дело по таким серьезным статьям, готовы будут заигрывать с населением Хабаровска.

Сужу с политической точки зрения. Арест Фургала абсолютно невыгоден Кремлю. До единого дня голосования два месяца. Совсем недавно мы приняли поправки к Конституции, гарантирующие прочность и незыблемость демократических принципов в России. И тут такое — под удар сейчас попадают все врио, которым надо избраться в сентябре, а также кандидаты от „Единой России“, которые выдвигаются на разные уровни законодательной власти. Региональные элиты, если у них хватит на то политической воли, сейчас попытаются мобилизовать оппозиционные местные силы и актив, чтобы повторить и „Приморский синдром“, и „Вы хотите как в Хакасии?“. И, конечно, Кремлю придется ввязываться в это противостояние».

Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития:

«Протесты в Хабаровском крае встраиваются в общую череду событий, когда федеральный центр достаточно безграмотно старается провести свои решения в регионах. Вспомним ситуацию с „Шиесом“ или, например, планы объединить Ненецкий автономный округ и Архангельскую область. Каждый отдельный проект, может быть, и не совсем плохой. Если правильно подавать, то может и выстрелить. Но каждый раз у местных жителей возникает ощущение, что за них все решено, и ведь правда: никому ничего не объяснили и уважительные беседы не провели.

Претензия связана не только с Фургалом, который, на мой взгляд, не пользуется такой уж всеобщей любовью и был избран скорее вопреки. И все же вызывает недоумение, когда губернатора, у которого сложные отношения с федеральным центром, арестовывают, увозят в Москву и опять ничего не объясняют.

Что за организация убийств? Насколько реальны обвинения? А не прошли ли сроки давности? Население поставили перед фактом — до свиданья, расходитесь, что и вызвало протесты. Все это на фоне растущей напряженности в обществе и экономической обстановки. Спусковой крючок сработал, пошла лавина».

Никита Строгов

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий