На гребне второй волны COVID: российская медицина захлебнулась

Слишком много пациентов, слишком мало препаратов, тестов, медиков, коек — и времени на решение всех этих проблем. Новокузнецк, Челябинск, Тюмень, Новосибирск, Волгоград, Саратов… Почему региональные власти не воспользовались передышкой между волнами пандемии, чтобы подготовиться к наплыву пациентов? Как так вышло, что львиная доля заболевших лечится на дому за свой счет? В ситуации разбирался корреспондент «Росбалта».

Больничный коллапс

Одна из самых распространенных проблем в регионах — нехватка коек под коронавирусных пациентов в стационарах. В Челябинске скорая помощь часами ждет указаний, куда направлять заболевших. В Новосибирской области на днях было свободно лишь 3% коек — доходит до того, что горожан везут в районную больницу за 60 км от города. Жителя среднеуральского Туринска в состоянии комы после инсульта несколько дней не могли положить в профильную больницу из-за того, что закончились места. А в Новокузнецке пациента вообще «госпитализировали» в ванну, так как все палаты были забиты.

«Трудно сказать, о чем думали региональные власти. Видимо, не ожидали бедствия такого масштаба, — отмечает главврач частной скорой помощи Лев Авербах. — Получилось как с первой волной — когда мы целый месяц не готовили запас СИЗ, не учили врачей, не оснащали больницы оборудованием. Надеялись, что пронесет, хотя уже болели Китай и Европа. В итоге получили коллапс со скорыми и стационарами. Сейчас заболеваемость растет еще более агрессивными темпами, и к этому опять оказались не готовы, расслабившись после короткой передышки».

По словам Авербаха, система здравоохранения в небольших провинциальных городах не рассчитана на такое огромное количество пациентов одного профиля.

Проблемы возникают и со скорой помощью, которую ждут часами. Калужская городская больница № 5 недавно обратилась с призывом о помощи к автомобилистам-волонтерам. «В связи с ростом заболеваемости увеличилось количество вызовов. В среднем 450-500 вызовов за сутки! Собственного транспорта в больнице не хватает, врачи вынуждены ходить пешком. Вызовов на одного доктора в сутки — до 65. Мы обращаемся ко всем, кто располагает временем и своим автомобилем, помочь на период эпидемии в доставке врачей по адресам», — просят врачи.

Куда делись медики?

Вторая проблема — острый дефицит медицинских кадров, который ярко проявился на фоне пандемии. Оказалось, что рук не просто не хватает — их нет. В ряде регионов на помощь пациентам пришлось звать студентов-медиков.

«Дефицит кадров особенно касается амбулаторной службы и скорой помощи, — отмечает сопредседатель профсоюза работников здравоохранения „Действие“ Андрей Коновал. — По новым алгоритмам работы с коронавирусом, легких и средних пациентов предпочитают лечить на дому, но они тоже требуют врачебного наблюдения — участковые терапевты должны их навещать, но их не хватает».

Коновал напомнил, что после оптимизации российского здравоохранения участки постоянно укрупнялись, а штат больниц оказался недоукомплектован специалистами. Еще до пандемии в осенне-зимний сезон гриппа и ОРВИ участковые не справлялись, так как их было в два раза меньше, чем предусмотрено нормативами. Многие терапевты или фельдшеры работали на полторы-две ставки, и если один уходил на больничный, система лишалась сразу двух работников.

«Со скорой помощью то же самое — бригад мало, и пациентам приходится ждать машину часами, а то и сутками. Эта проблема никак не решится в краткосрочной перспективе — только если в течение года правительство увеличит финансирование системы здравоохранения раза в полтора», — уверен Андрей Коновал.

Эксперт добавил, что пока подавляющее число медиков не получили обещанные Путиным «ковидные» деньги — это касается, например, сотрудников поликлиник, которые регулярно выезжали к пациентам с коронавирусом. К слову, в перспективе ситуация с финансовым поощрением медицинских работников будет только усложняться — недавно российские власти решили «более точно» определять время, когда медики работают в «красной зоне», и платить «ковидные» только за этот период. Вполне вероятно, что такое решение спровоцирует еще больший отток специалистов из сферы здравоохранения.

Кислород и термометр — с собой

Недостаток качественного оборудования, расходных материалов и препаратов — еще один колоссальный вызов, с которым пришлось столкнуться региональным врачам. Недавно журналисты сообщили о гибели 13 пациентов в «ковидном» госпитале в Ростове-на-Дону на фоне перебоя в поставке кислорода. А жителям Тюмени, попавшим в инфекционный госпиталь, заявили, что лекарства и кислород для насыщения крови им нужно покупать самостоятельно.

«Сами заказали в палату концентратор кислорода в аренду из Екатеринбурга», — рассказывает пациентка Ольга Лессер, которую поместили в госпиталь с 45% поражения легких. Она добавляет, что в больнице также не было и ингаляторов, термометров, масок и некоторых препаратов. Похожая ситуация в Новосибирске — в Мошковской больнице, как сообщают пациенты, серьезные перебои с лекарствами.

«Моей маме отменили уколы: если в первый день ей поставили антибиотик и укол гепарина, то на второй день сказали, что лекарств нет», — поделилась пациентка. Вместо КТ больных в этой же больнице отправляют на рентген за ширму в приемной.

Впрочем, в Саратове ситуация с компьютерной томографией еще хуже — пациентов вынуждают делать ее за 5 тысяч в частных клиниках.

«В госклиниках КТ сделать нереально, а в частных из пяти точек работают только две, и цена, соответственно, взлетела в два раза», — рассказал юрист, член общественной палаты Саратовской области Николай Скворцов.

«Препаратов не хватает, „Фавипиравир“ назначают только самым тяжелым больным, больше всего не хватает кислорода, приходится отключать пациентам с небольшой одышкой, — рассказывает врач одной из волгоградских больниц. — Коечного фонда уже больше месяца не хватает, поэтому больных выписываем очень много, а кладем по „скорой“ мало пациентов — в основном „блатные“ или родственники медперсонала с поражением легких больше 50% и отрицательной динамикой».

Кажется, проблема с оборудованием в региональных больницах кроется именно в плохом финансировании из регионального и федерального бюджетов, однако эксперты уверены, что дело не только в этом.

«Мы вроде бы много тратим на здравоохранение относительно других стран, но эффективность этих затрат низкая, — полагает Лев Авербах. — Все закупается непонятно на каких тендерах, импортное приобретать запрещают, хотя наши далеко не все умеют делать хорошо, например, тонкое реанимационное оборудование. В современных московских больницах — по минимуму отечественного оборудования».

«Лечитесь дома и за свой счет»

Сегодня многие предпочитают лечиться от коронавируса на дому, однако здесь есть одно «но» — даже если тебе нужна госпитализация, в больницу могут не положить.

Николай Скворцов рассказал о ситуации в Саратове: «Чтобы уложили в ковидный центр, нужно подключить все связи. Прокурорские звонят за своих, намекая на меры реагирования за промедление. Сотрудники Следственного комитета тоже бьются за своих заболевших подчиненных, намекая на уголовные дела. Журналисты пишут статьи, чтобы положили в больницу тех, кто нуждается в помощи. Врачи просят госпитализации по своим каналам. В иных случаях в больницу кладут только тяжелых. Остальным — „лечитесь дома“».

И люди лечатся — участковые диктуют больным рецепты по телефону, даже не осмотрев их, кто-то гуглит схемы лечения в интернете или узнает о них у переболевших знакомых.

«Заболел, сдал тест, результат — положительный. Позвонил в поликлинику, записали данные мои и семьи. Сказали: „Ну что, лечитесь“, продиктовали чем лечиться, спросили, сможет ли жена колоть уколы… Лечимся», — рассказывает житель Саратова.

Помимо того, что такое самолечение просто небезопасно, и пациент без медицинского наблюдения может не заметить, как из стадии средней тяжести перешел в тяжелую, встает и вопрос о том, кто должен оплачивать лечение.

«Подавляющее большинство из нас работает, платит налоги и отчисления в фонд ОМС и в соцстрах. Платит и верит, что получит помощь тогда, когда в ней будет необходимость. Фонд социального страхования платит по больничным листам. Четко и своевременно. А будет ли оплачивать Фонд ОМС расходы на лечение тем, кто лечится дома? В больницах медикаменты есть, там лечение проходит за счет государства. А как быть тем пациентам, которые имеют положительные результаты, но вынуждены лечиться дома?» — задается вопросом Николай Скворцов.

По его словам, недавно региональные власти обратились в федеральный Минздрав с просьбой включить в программу медпомощи норму, позволяющую доставлять на дом бесплатные лекарства от коронавируса. Пока же люди могут только получить 13%-ный налоговый вычет за препараты.

В то же время суммы на лечение совсем не маленькие. Вместе с препаратами, КТ и мазками на вирус в платной клинике лечение может обойтись в 15 тысяч на человека. Волгоградская семья с тремя детьми таким образом потратила только 50 тысяч на лечение и еще 20 тысяч — на мазки из ротоглотки. Учитывая, что в регионах мало кто получает зарплату больше 25 тысяч, цены кажутся астрономическими.

Дефицит препаратов

Несмотря на всю элитарность такого лечения, люди с готовностью выстраиваются в очереди в аптеки. И уже у кассы их ждет неприятная новость. Антибиотиков нет. Никаких. Вообще. Новосибирцы забили тревогу в начале прошлой недели, когда из аптек исчезли лекарства, которые назначают при коронавирусе и воспалении легких. Первыми пропали препараты с действующим веществом азитромицин и офлоксацин. Похожая проблема в Волгограде — семье Пироговых пришлось просить свою племянницу выслать из Петербурга заветные пачки «Элефлокса» и «Левофлаксацина» и «Аперфлю».

«Мы объехали все аптеки в Волжском и Волгограде, фармацевты над нами уже смеются: мол, какие наивные. Через интернет заказать также не получилось», — рассказала Анна Пирогова.

Лев Авербах полагает, что проблема дефицита лекарств кроется в том, что власти в очередной раз «не рассчитали» масштабы надвигающейся волны пандемии. А еще виновата бесконтрольная и безрецептурная продажа антибиотиков. Люди скупили все прорекламированные по телевизору препараты так же молниеносно, как в апреле гречку, и создали так называемый вторичный дефицит.

Именно поэтому некоторым теперь остается уповать лишь на народную медицину — недавно стало известно, что стоимость барсучьего жира, которым в старину лечили легкие, подскочила до 7 тысяч за литр на фоне ажиотажного спроса. А чем еще лечиться, если в аптеках пусто, а в больницу не попасть?

Подводить какие-то итоги крайне сложно, но ясно одно: прогнозы на ближайшее будущее неутешительные. Эксперты утверждают, что за короткое время отрегулировать региональную систему здравоохранения не удастся, особенно в условиях пандемии. Кроме того, к россиянам еще не подступилась эпидемия гриппа, которая обычно начинает свирепствовать в декабре. А это значит, что совсем скоро врачей ждет еще больший наплыв пациентов с полным ОРВИ-букетом: коронавирусом, риновирусом и парагриппом.

Анжела Новосельцева

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий