Мишустин, лебедь, рак и щука

Андрей Нечаев, экс-министр экономики РФ, доктор экономических наук:

«Приписывание прежнему правительству Дмитрия Медведева либеральной экономической политики — это, мягко говоря, сильное преувеличение. Может, где-то в глубине души или у себя на кухне руководители правительства и придерживались либерализма, но в экономической политике ничего либерального не было, а было усиление роли государства, повышение налогов, увеличение административного контроля над бизнесом.

В этом смысле я не думаю, что что-то кардинально изменится, хотя первые высказывания Михаила Мишустина внушают потенциальный оптимизм: когда он говорит об институциональных реформах, о снижении давления на бизнес, о возрождении доверия между бизнесом и властью — ну, все то, что включает в себя понятие благоприятного инвестиционного климата.

Но надо заметить, что примерно те же мантры произносили и предыдущие руководители правительства. По факту же все двигалось, скорее, в обратном направлении. Надежда умирает последней, поэтому пока поверим, что Михаил Владимирович хоть какую-то часть своих авансов выполнит.

Но также могу сказать, что назначение первым вице-премьером моего бывшего ученика по экономико-математической школе при МГУ Андрея Белоусова, скорее, говорит о том, что можно предполагать курс на усиление роли государства и на увеличение налогового бремени. По крайней мере, он неоднократно высказывался в этом направлении. Пока налоги, как мы знаем, повышались на всех — начиная от населения и кончая крупным бизнесом. Но последняя известная инициатива Андрея Рэмовича о повышении налогообложения сырьевых и нефтяных компаний — достаточно красноречивая. Наверно, он эту идею будет развивать и дальше. Он сторонник экономического роста за счет наращивания государственных расходов и инвестиций. Ну, а для того, чтобы их наращивать, если вы не готовы перераспределять приоритеты государства, придется его просто увеличивать. Поэтому нам уж точно не предстоит снижение налогового бремени».

Максим Жаров, политолог, социолог:

«Я бы отметил появление в качестве первого вице-премьера Андрея Белоусова и тот факт, что остается на посту министра финансов Антон Силуанов. Это свидетельствует о том, что внутри правительства будет вестись довольно интенсивная дискуссия по поводу основных макроэкономических показателей, о важности сохранения которых на должном уровне говорил Владимир Путин. Поэтому, думаю, что здесь будет конкуренция идей, тем более, что будет идти дискуссия еще и с Центробанком по поводу ставки, курса рубля, всех этих показателей, которые важны для президента.

Сейчас правительству предстоит определенный подготовительный период. Думаю, что он будет продолжительным: по своему составу правительство — довольно неоднородное. В него пришли люди из разных элитных групп и с разными подходами в экономической и социальной сфере.

Поскольку вице-премьером по социальной сфере осталась Татьяна Голикова, то на нее будет дополнительная нагрузка. Появятся, наверно, со стороны других членов правительства идеи и предложения, а значит — будет дискуссия и по социальной сфере.

Главный вопрос, который сейчас стоит перед правительством, — правка нацпроектов. Антон Силуанов заявил, что корректироваться будут все нацпроекты, а не только два, о которых говорил президент в своем послании Федеральному Собранию. Соответственно, сегодня вышло распоряжение — до 20 февраля Минэкономразвития подготовить правку. Значит, будет интенсивный месяц споров и дискуссий в правительстве, и, наверно, тогда по итогам этого месяца можно будет предварительно представлять, какого направления — консервативного, либерального — придерживается данное правительство».

Анатолий Баранов, публицист, главный редактор «ФОРУМ.мск»:

«Я подозреваю, что новое правительство, судя, по крайней мере, по делам и словам его премьер-министра Михаила Мишустина, — это ультралиберальное правительство на фоне достаточно авторитарной политической системы. На чем строится мое мнение? Ну, во-первых, новый премьер первым делом сделал малозамеченное всеми заявление, что он намерен защищать права собственников перед их трудовыми коллективами. Такого резкого заявления со времен Гайдара мы не слышали — ни от Кириенко, ни от министров Касьянова.

Во-вторых, в интервью он очень четко дал понять, что намерен полностью использовать такой источник пополнения казны, как налогообложение недвижимости. Кстати, его докторская диссертация как раз и посвящена вопросам налогообложения недвижимости. То есть это не случайная мысль, это позиция. Ну, действительно, у нас в стране — бедное население, и, строго говоря, при таком условии что-либо снять сверх уже снимаемого — что с бизнеса, что с наемных трудящихся — практически невозможно, просто уже не с чего. Также у нас в стране низкая производительность труда, и за счет производительности труда увеличить доходы населения, чтобы потом с них что-то брать, тоже невозможно. А, с другой стороны, у нас в стране есть достаточно уникальный ресурс — всеобщее владение недвижимостью.

Везде на Западе большая часть работающего населения живет в съемном — в той или иной форме — жилье. У нас же после ельцинской приватизации даже очень бедные семьи владеют какой-то недвижимостью — будь то квартира в хрущевке или дача на шести сотках. Причем эти объекты у людей в достаточно большом количестве, потому что население не растет и люди еще получают наследство. Вот эта, грамотно обложенная налогами база, способна дать очень существенное увеличение в бюджет. Правда, при этом экономика не вырастет, скорее, наоборот. Это будет сугубо фискальная манипуляция.

Если посмотреть на кадровый состав правительства, то увидим, что в нем из реального сектора — один Марат Хуснуллин, строитель, печально известный в Москве. А все остальные — фискалы. Менеджеры, бухгалтеры, юристы. То есть люди, занимающиеся в своей жизни монетарным регулированием, вопросами перераспределения, а не управлением производством, не вопросами производительности труда или роста промышленного потенциала.

Что касается внимания к новому первому вице-премьеру Андрею Белоусову, то я плохо представляю себе, кто позволит ему проводить самостоятельную экономическую политику, расходящуюся с позицией всего кабинета, да и президента. Никакой „неокейнсианской“ политики он проводить не будет. Для этого нет никаких предпосылок, нет никакой базы — ни кадровой, ни законодательной, ни какой-либо еще.

Идет перетасовка одной и той же колоды. Появляются новые фамилии, но все они — из аппарата той же колоды. Колода слабая и весьма ограниченная».

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук:

«Относительно состава правительства можно делать любые умозаключения, но это не играет никакой роли, потому что правительство вполне четко дало понять — и я думаю, они были искренни в этом, — будут продолжать курс предыдущего кабинета. Какие-то тонкости могут быть очень интересны специалистам, но для широкой публики не имеют никакого значения.

Основной курс будет продолжен, и то, что делалось при Дмитрии Медведеве, будет делаться при Михаиле Мишустине, лишь с той разницей, что будет усилена линия на „цифровизацию экономики“, а на самом деле — на то, чтобы обложить налогами „серый сектор“, попросту говоря, забрать у людей те деньги, которые людям как-то еще удавалось от государства спрятать.

Когда у нас говорят, что люди уклоняются от налогов, забывают принципиальные вещи. Население не само уклоняется от налогов, а поставлено в такое положение самой налоговой системой. Система иррациональна, и, в частности, предполагает очень высокие социальные сборы за низкую зарплату и низкие, регрессивные сборы за высокую. Соответственно, работодатели переводят 90% трудящихся на серые схемы, и работники здесь не имеет никакой свободы выбора. Иными словами, если люди уклоняются от налогов, то, в том числе, потому, что сами работодатели считают это неминуемым, что налоговая система так отлажена.

Если сейчас всех попытаться заставить в этой части легализоваться, то последствия будут катастрофическими для населения. И не факт, что от этого что-то резко улучшится в экономике, тем более, что бюджет у нас и так страдает от чудовищного, беспримерного и патологического профицита.

Но можно думать, что брать деньги у населения станут более активно, эффективно и жестоко».

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий