«Для России это унизительная сделка»

Спроса на нефть в таких объемах, в каких хотелось бы тем, кто ей торгует, мы больше не увидим.

Государства, входящие в организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и Россия, присоединившаяся к ним в рамках соглашения ОПЕК+, на «экстраординарной» виртуальной конференции все-таки смогли договориться о сокращении добычи углеводородов для того, чтобы стабилизировать мировые цены. Напомним, что из-за пандемии коронавируса и замедления роста главного драйвера современной мировой экономики — Китая, некоторое время назад цены на российский сорт нефти Urals падали до уровней двадцатилетней давности.

Суть сделки в том, что в ближайшие два месяца, начиная с 1 мая 2020 года, стороны договорились уменьшить добычу в целом по миру на 10 млн баррелей в сутки. В следующие полгода снижение должно составить 8 млн баррелей, а с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года — 6 млн.

Из всех подписантов соглашения Россия в ближайшие два месяца должна пойти на самое большое сокращение своей добычи — 2,5 млн баррелей в сутки. Соединенные Штаты, являющиеся сегодня одним из крупнейших экспортеров нефти, в соглашении не участвовали — это запрещает им антикартельное законодательство.

О том, насколько серьезно может повлиять заключение новой сделки ОПЕК+ на цены на нефть, а также сможет ли Россия выполнить взятые на себя обязательства и какой ценой, обозревателю «Росбалта» рассказал нефтяной аналитик, партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

— Как вы в целом оцениваете достигнутые договоренности в рамках нового издания ОПЕК+?

 — Для России это унизительная сделка, потому что по ней она должна сокращать добычу нефти больше других участников соглашения. Если раньше три года подряд она докладывала, что сокращает добычу, а на самом деле увеличивала ее, то теперь в этом плане придется делать что-то реально. Ведь это очень нашумевшее международное соглашение, которое вероятно будет закреплено министрами энергетики «большой двадцатки».

Если Россия попробует продолжить такую жульническую стратегию, как раньше, то тогда против нее не исключены международные санкции. Сначала это будут какие-нибудь заградительные тарифы на российскую нефть, затем эмбарго, после — санкции против компаний, которые ее продают и покупают. То есть, судя по всему, придется браться за дело и начинать сокращать добычу.

— Насколько реалистично для России снижение добычи в масштабах почти 2,5 млн баррелей в сутки?

 — С нынешних 11,3 млн баррелей в сутки, которые добывает сегодня Россия, придется опуститься до 8,75 млн. Это 23% от всей российской добычи нефти. Технически это очень сложная и объемная задача.

И восстановить нынешние объемы будет очень трудно. Возможно, часть потенциала России по нефтедобыче будет утрачена навсегда. Плюс это будут колоссальные потери для российского бюджета, десятки тысяч, если не сотни тысяч безработных. В общем, масса неприятных последствий.

— Уже после заключения сделки ОПЕК+ Владимир Путин в разговоре с космонавтами, работающими на МКС, намекнул на то, что продолжит переговоры с Дональдом Трампом «по ситуации на мировых рынках».

 — Подождите… Сначала он анонсировал, что не будет говорить с американским лидером, потом через два часа Трамп вызвал Путина и наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана к телефону и они втроем разговаривали три часа, пытаясь прийти к какому-то соглашению. Так что американцы и саудовцы по этим вопросам с Россией разговаривают и, судя по всему, Москва предприняла последние шаги под этим двойным давлением.

— Но США ведь сами отказываются принимать участие в сделке с ОПЕК…

 — Они просто не могут. У них есть закон, «акт Шермана» 1890 года (первый антитрестовский закон в Соединенных Штатах, — «Росбалт»), который для обеспечения свободы торговли запретил любые тресты и картели. То есть сотрудничество с ОПЕК для США невозможно юридически.

— Насколько неучастие Соединенных Штатов в сделке ОПЕК+ может сказаться на мировых ценах на нефть?

 — США объявили, что поскольку добыча у них под влиянием пандемии упала, то это сокращение и должно быть засчитано им, как их вклад в стабилизацию нефтяных цен.

— А вообще известно как в Штатах упала сейчас добыча нефти?

 — Есть подозрение, что на 20-30%.

— В каком положении сейчас оказались американские компании добывающие сланцевую нефть? В российских СМИ пишут об этом с апокалиптическими интонациями. Во всяком случае, похоже, цена не нефть сейчас низкая и для них.

 — Да, цена для них тоже низкая. Многие сланцевые компании сейчас приостанавливают работу, но они настолько гибкие, что если цены под воздействием нынешних международных мер пойдут вверх и выйдут на отметку 40-45 долларов за баррель, то американская сланцевая отрасль тут же возродится и начнет расти, если будет спрос. В этом случае нефтью они обеспечат и самих себя и будут экспортировать ее.

Так что оплакивать сланцевую нефть не стоит. Надо смотреть на главное. А главное в том, что в нынешней сделке ОПЕК+ Россия является проигравшей стороной.

— Добавим к этому еще и снижение спроса на нефть в мире…

 — Конечно. Китай нам сейчас продемонстрировал, что даже после того как мы победим пандемию, спрос на энергоносители не выйдет на прежние уровни. После возвращения нормальной жизни будет восстановлено 70-85%. То же самое будет и в других странах, если не хуже. Спроса на нефть в таких объемах, в каких хотелось бы нефтяникам, мы больше не увидим.

— То есть «нефтяной век» все же заканчивается?

 — Пока мы видим сигналы, которые показывают ускорение того процесса, который давно начался.

Беседовал Александр Желенин

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий